Кому и зачем нужен коучинг. Интервью с лайф-коучем Кариной Зинченко

Пока одни всё более активно обращаются за помощью к коучам, другие и понятия не имеют, кто такие коучи, что такое коучинг, для чего он нужен и какие вопросы решает.

Разобраться в этом нам поможет Карина Зинченко. Карина даёт индивидуальные консультации, ведёт групповые занятия, практики по аутентичному движению, танцевальные практики.

danceofwords-kouching-karina-zinchenko-1

Что такое коучинг и в чём его особенности

Карина, расскажи, пожалуйста, какой ты коуч.

Мне кажется, я коуч жизнерадостный. Я очень люблю вдохновлять, это моё призвание. Ко мне приходят с разными вопросами, проблемами и желаниями, и больше всего мне нравится, когда спустя какое-то время после работы люди вдохновляются, у них появляются силы реализовать то, к чему они стремятся. К чему лежит их душа.

Я была тренером, сколько себя помню. Сначала для всех окружающих людей. Почему-то ко мне всё время обращались с вопросами: а как, а что, а что делать, а почему так? Потом меня очень заинтересовали семейные телесные практики. Я начинала с того, что занималась телесной терапией с родителями и их детьми. Это тоже тренировки, но не такие, как в спорте, когда тренер говорит: делай так и делай так, а, скорее, тренировки собственной осознанности. Это называется Семейная мягкая школа. Меня радовали результаты, которые тогда были.

Но в какой-то момент мне стало интереснее работать со взрослыми, потому что осознанный и психически здоровый взрослый — это тот, кто может добиваться своих целей. Он несёт в мир и детям посыл, что всё возможно. Не ломает им психику и подаёт правильный пример здорового гражданина (смеётся).

Со взрослым работать сложнее?

Сложно работать с семьёй. Семья — это ячейка, свой микроорганизм, там свои внутренние истории, свои конфликты, может быть, свои договорённости, установленные правила. И найти между всеми членами семьи точки соприкосновения и правильно настроить сложно. С другой стороны, со взрослыми тоже сложно работать: у них багаж знаний, опыта, наложенных паттернов мышления.

То, что я могу дать детям, я не всегда могу дать взрослым, потому что они не настолько открыты. Но то, что можно сделать со взрослыми, не всегда можно сделать с детьми, потому что их страхи и опасения больше, чем у взрослых. Взрослый сознательно идёт в работу, а ребёнок по наитию и по наставлению родителей. Так что это разные сферы влияния, взаимодействия.

В чём разница между коучингом и психотерапией? То и другое — помогающие профессии. Тем не менее, насколько понимаю, разные. В чём коренное отличие?

Для меня коренное отличие моей работы — это результат. Достижение цели. Ко мне чаще всего и приходят с желанием достичь цели. Но на пути люди встречают какие-то внутренние барьеры. Работа коуча — это, в том числе, и работа психолога.

В психотерапии больше работы с внутренними противоречиями, чувствами; человек может быть совершенно не соединён со своей внутренней частью. Психотерапия, например, лучше помогает при депрессиях. Коучинг больше для достижения цели, когда есть хоть какой-то маленький ресурс. Естественно, в коучинге тоже можно найти этот ресурс. И если человек приходит ко мне с депрессией, то я, конечно, с ним поработаю. Это будет благотворно, и мы сделаем какой-то шажок. Но всё же с вопросами депрессии лучше идти к психотерапевту.

То есть коучинг — это помощь в решении конкретных вопросов, проблем, в достижении цели. Когда человек чётко, конкретно осознаёт, что ему нужно, но не очень понимает, как преодолеть барьеры. Так?

Да, и это тоже. И вообще — осознать собственные желания. Часто приходят с одним желанием, а на самом деле оно другое. И мы раскапываем, что человек действительно хочет. Человек часто ставит себе совершенно неразрешимые в его ситуации задачи. Хочет построить бизнес, но он в таком состоянии, что не может этого делать, то есть у него абсолютный нересурс. И потом оказывается, что таким образом он хочет социализироваться. Тогда мы находим другой вариант, как ему проще это сделать, комфортнее социализироваться и достичь своих настоящих желаний.

То есть сначала нужно поковыряться, чтобы понять, чего человек на самом деле хочет?

Да. Некоторые клиенты уже подготовлены, они конкретно говорят: я хочу вот это. Это значит, что другие их потребности уже закрыты, но есть какие-то блоки, которые мешают прийти к результату. И мы выясняем, что это за блоки. Может быть, это какие-то родительские программы, травматичный детский опыт — этим мы с клиентом тоже занимаемся. И уже потом, пройдя некий этап, мы находим возможности прийти к результату, осуществить желаемое.

Есть ли для тебя такое понятие, как простые и сложные вопросы?

Я не сравниваю случаи — какие сложнее, какие проще. Для каждого человека его уникальная задача и проблема сложная. Иначе он бы не пришёл. У каждого какие-то индивидуальные сложности, преграды, которые нужно увидеть, признать, что-то с ними сделать, как-то трансформировать, и тогда можно двигаться дальше. Одни люди больше подготовлены морально и психически к тому, чтобы решить. А других нужно привести к тому, чтобы они осознали, что проблема существует. Что это действительно нужно увидеть и решить, или даже с этим смириться. И за счёт этого раскрыть собственный потенциал.

То есть неважно, с каким вопросом пришёл клиент? Хочет жениться и не может найти подходящую женщину, или хочет поменять работу и не знает, что хочет, хочет переехать в другой город и не может выбрать, куда. Ты возьмёшь любого такого клиента, с чем бы он ни обратился?

Да, конечно, я беру. Но есть моменты. Я не всех беру в работу.

Волшебная таблетка или серьёзная работа?

А кого ты не берёшь?

Людей, которые хотят, чтобы их починили. Приходят и говорят: «Вот у меня всё плохо, сделайте что-нибудь. Скажите, посоветуйте, пожалуйста, что мне делать». А я не знаю, что им делать. Это только они знают.

danceofwords-kouching-karina-zinchenko-2

Есть такое упражнение: ребёнку или взрослому нужно найти свой путь в какой-то дискомфортной ситуации. Создаётся некая телесная блокировка, и человеку нельзя в это время подсказывать: двигайся вот так или поверни руку сюда, засунь её вот сюда, голову туда — потому что это взгляд со стороны. Возможно, правильный, но гораздо ценнее, если человек, находясь внутри этой ситуации, позволит себе внутренне прочувствовать, в какую сторону ему комфортнее всего двигаться. И тогда нейронные связи, о которых все говорят, правильно настраиваются, и человек начинает думать в правильном направлении: вот сюда — у меня успех, сюда — не очень удобно, значит, нужно двигаться вот так. Он сам решает, какой путь для него логичней, проще, удобней, комфортней и результативней. Я благодарна телесной практике за такой опыт.

Впервые обращаясь за помощью, человек может не осознавать, что ему самому придётся очень много работать. Его будут только направлять, подсказывать. Многие ли бросают, когда понимают, что их ждёт?

Обычно это становится понятно при первых встречах. Если человек не готов сейчас, это видно сразу: он не хочет работать, он просто хочет волшебную кнопку, волшебную таблетку.

Ты объясняешь это? Проговариваешь словами?

Если вижу, что человек готов это услышать. Бывает, человек не готов сейчас, но он слышит, что он не готов, и что это нормально, и через какое-то время возвращается. И уже осознаёт, что готов, что у него есть ресурс, чтобы немножко туда вбросить, немножко проработать, подкрутить и уже двигаться дальше.

Ты говоришь, что если человек в депрессии, ему сложно помочь, что это задача не для коуча, а для психолога. Что делать, если совсем нет ресурса?

Это очень индивидуальная вещь — ресурс. Для одного это количество ресурса — не ресурсное совершенно, то есть он просто лежит плашмя, и ему нужно отлежаться, а не идти в работу. А для кого-то и этого может быть достаточно. Он уже готов сделать чуть-чуть, маленький шажочек.

Как это происходит?

Те, кто никогда не обращался к коучам, не представляют, как происходит работа. Ты предлагаешь клиентам сыграть что-то, может быть, станцевать? Или вы раскладываете пасьянс, или он слушает — ты говоришь, или он говорит — ты слушаешь? Что вообще там происходит, как? Приоткрой дверь.

Ой, это, конечно, магия! Классический коучинг — это история про вопросы. Коуч задаёт вопросы, как правило, «зачем» и «как»: зачем тебе это и как это сделать. Благодаря повторяющимся наводящим вопросам человек сам приходит к результату.

Но мне этот подход не очень близок: я занимаюсь разными интересными практиками, аутентичным движением, и для меня интереснее многогранный подход. Мы начинаем с вопросов. Сначала стараемся осветить всю картину мировосприятия клиента, что с ним происходит, как он себя в этом мире чувствует, чего он хочет и почему. Я не гнушаюсь вопросом «почему», там могут быть какие-то зацепочки. И чаще всего я вижу, где человек себя обманывает. Почему он не может прийти к своему результату? Потому что у него вот здесь есть обманка, он себе придумал иллюзию, в которой было комфортно. Нужно увидеть эту иллюзию и от неё освободиться. Чтобы потом, открыв свой ресурс, двигаться по направлению к цели.

Или, допустим, он не принимает какие-то части себя. Через классический коучинг сложно это понять. Потому что чистый коучинг — это немножко прессование.

Тебе кажется, забрасывать вопросами — это жёстко?

В классическом коучинге нацеленность на результат. Я была у разных коучей и очень благодарна им. Но для меня важен более глубокий процесс. Погружение в человека, в его внутренний мир. Вопросы, конечно, у меня всегда присутствуют, их много. 70-80% времени сессии занимают вопросы и  20-30% — мой анализ ситуации, моё видение его мировосприятия. Да, чистый коучинг для меня слишком жёсткий.

Правильно ли я слышу: то, что ты называешь чистым коучингом, довольно поверхностно?

Для меня да.

То есть «вижу цель, не вижу препятствий» — не совсем твой путь?

Для меня самый лучший результат — это когда человек сам знает, как двигаться к цели. Я настраиваю его внутренние датчики, механизмы с помощью каких-то вопросов, и он уже сам нарабатывает себе структуру, как он может дальше самостоятельно идти. Для меня это более важный результат, чем если он будет постоянно ко мне ходить, и я буду забрасывать его вопросами или давать советы. Важнее, чтобы человек сам научился. И вырос.

Ты опрашиваешь его и делаешь выводы, а дальше начинаются какие-то ещё практики? Телесные, возможно, гипноз, ещё что-то?

Нет, гипноз я не использую. Есть телесный коучинг, но то, что я использую — это конфигурация разных приёмов из разных практик под конкретного человека и данную ситуацию. Мой метод.

То есть ты комбинируешь своё видение с классическим подходом?

У меня было много разных интересных телесных практик, из которых я поняла, что человек — это не только голова, не только мозг, мышление, а ещё и тело. Некоторые клиенты приходят ко мне только на телеску. Там как-то всё понятнее.

Когда тело вот здесь откликается, а вот здесь нет, то можно увидеть, почему происходит так, и настроить так, чтобы было хорошо. И можно чередовать практики с размышлениями, с разговорами. Это хорошо работает вместе. Потому что мы все телесные, нам дано тело, а мы его чаще всего не используем по назначению.

А если человек не готов к такой работе? Он себя уговорил ответить на вопросы, послушать, что ты скажешь, но к телесным практикам не готов, не хочет. Что тогда?

Это добровольно. Я всегда говорю, что у меня есть вот такая практика и вот такая, это две отдельные сессии, две отдельные истории. Я предлагаю выбирать, что сейчас более комфортно. Если человек не готов, это будут бесполезно проведённые полтора часа моей и его жизни. Важнее, чтобы он понимал, куда он идёт, чтобы он этого хотел, даже если страшно. Некоторым страшно, но они готовы погрузиться.

Правильно ли я понимаю, что один и тот же вопрос можно решать и аналитическим, и телесным путём, и это зависит от того, к чему клиент больше расположен?

Да-да. Конечно.

И можно совместить 2 метода.

Можно ещё эмоциональный фактор добавить. Мы же многогранные, поэтому хорошо работать через всё.

Допустим, у моей подруги или у мамы сложности, и я понимаю, что ей нужно пойти к специалисту, но не могу уговорить её, не получается. Можно ли как-то опосредованно повлиять на человека? Посмотреть на него со стороны и решить: нужно делать это. Дать какие-то рекомендации. Или это бесполезно?

Я не вовлекаюсь в такие истории. Кто-то, может, с таким и работает, но мне это не интересно, потому что это какое-то насильственное влияние. А я против насилия. Меня саму за ручку отводили к психологу и просили: «Почините её, пожалуйста. С ней что-то не так».

Не работает?

Это не работает вообще. У меня было такое отторжение от этого! У меня были клиенты, которые писали: «У меня мама курит. Пожалуйста, сделайте что-нибудь с ней. Что вы можете предложить? Как вы можете сделать так, чтобы она перестала курить?». У меня резонный вопрос: а почему вас это волнует? Это личная жизнь человека, и он сам решает, хочет он этого или не хочет. И мне не интересно работать с людьми через кого-то, через третьих лиц. Мне интересно, чтобы человек шёл своим путём. Хотел чего-то своего, а не того, что диктует ему социум.

А как понять, что вопрос решён? Нужно, чтобы это понимала ты или клиент?

По-разному. Иногда я вижу, что этап завершился. Я озвучиваю: «Всё, мы с тобой закончили, тут больше нечего делать. Дальше ты можешь сама или сам».

Иногда человек говорит: «Сейчас мне достаточно, я хочу сделать перерыв». Ок, мы делаем перерыв и встречаемся снова по его запросу, когда он хочет. Это индивидуальная штука. Кому-то нужно сказать: «У нас с тобой есть ещё вот об этом поработать. Когда ты захочешь, приходи». А с кем-то сразу явно видно, что результат уже достигнут.

А есть такие люди, которые ходят на коучинг, потому что их радует процесс? Они ничего не достигают, но им хочется делать упражнения, телесные практики, им нравится говорить с тобой. Для них это как хобби.

Ха-ха, интересно)

Возможно, это создаёт у них иллюзию, что они что-то делают, но при этом не достигают какого-то результата.  Такое бывает?

Не достигают?

Не достигают. Ходят просто так.

Нет. Они, бывает, ходят просто так, потому что им там по фану, им весело, интересно, и вообще, это что-то такое забавное.

И результат случается.

А потом случается результат, да. Я веду не только индивидуальные практики, но и групповые: аутентичное движение и танцевальные практики. Аутентичное движение — терапевтическое, на него приходят именно с каким-то запросом. Или что-то не так, хочется сделать, чтобы было так. Я не знаю, что, но, может быть, я что-то тут увижу. И да, они уходят со своим новым осознанием. А танцевальные практики — чтобы потанцевать, научиться чему-то новому, раскрыть свою телесность, возможности своего тела. Но они тоже уходят с результатом, уходят с новым видением мира, с новым ощущением себя. Потому что любая работа над собой, особенно если она в удовольствие, даёт колоссальный результат.

Кстати, об удовольствии. Человеку очень сложно меняться. Должно ли это доставлять удовольствие? Или должно быть трудно, болезненно и через сопротивление? Что правильно?

Ха-ха, правильного нет) Это может быть болезненно в процессе, но через какое-то время человек ощущает, что результат есть, и от этого получает удовольствие. На каком-то этапе он может получать удовольствие даже от самого процесса, потому что у него постоянные какие-то открытия, инсайты, развитие.

И то, и другое нормально?

И то, и другое нормально. Это как те же самые телесные практики. Если человек хочет сесть на шпагат, это больно. Но если он делает это грамотно и постепенно, то результат его радует. И сам процесс может радовать, потому что он понимает, зачем он это делает, он уже видит дальше собственного носа. Он не просто вот здесь сейчас получить кайф, а уже начинает видеть перспективу.

А можно ли сказать, что индивидуальная работа быстрее приблизит человека к цели, нежели групповая?

Я считаю, что да. Индивидуальная работа более точечная. Она — о частной ситуации, мы с человеком полтора часа говорим только о нём, только о его жизни. А групповая работа о том, как находиться в социуме, как взаимодействовать с другими.

Кому же не хочется полтора часа о себе поговорить? Должна быть буквально очередь у всех коучей, расписаны все 24 часа в сутках. Тем не менее, есть масса людей, которые никогда не обратятся к коучам. Почему? В чём ты видишь барьер?

Во-первых, коучей и вообще тренеров сейчас очень много — разных мастей, разных подходов, и помогающих специалистов очень много. Так что не сказала бы, что стоят очереди. У кого-то, кто работает 20 лет, возможно, очереди «до самого Парижу». У меня есть время, к счастью. Но я так распределяю время, чтобы оставалось на свою жизнь личную, на свои хобби — для меня это важно, я так вдохновляюсь.

Почему человек может не идти за помощью? Наверное, это уровень осознанности и желания действительно что-то изменить в своей жизни. Многие как будто хотят изменить, но ничего не предпринимают.

А пойти куда-то — это шаг. Ведь вся работа по изменению собственных паттернов мышления и сценария жизни начинается задолго до первого визита. Человек думает об этом, ищет что-то, смотрит, читает каких-то специалистов, узнаёт стоимость, записывается на сессию… Вот, процесс уже начался. И бывают у меня клиенты, которые читают меня год и только потом приходят ко мне на сессию, потому что они становятся готовы себя в мои руки отдать.

Возможна ли такая ситуация: клиент обратился к тебе, и ты решаешь, что не можешь помочь? Или как вариант — что кто-то может помочь лучше? Ты можешь отказать и перенаправить?

Отказываю я только в 2 случаях: если вижу, что человек не готов, то есть ему нужно просто волшебство, и когда человек в глубокой депрессии. Там нужен другой специалист совершенно.

Но чаще всего я клиентов отправляю ещё куда-нибудь. То есть я с ними работаю и рекомендую им каких-то специалистов либо направления, в которых они могут добрать то, чем я не занимаюсь. Например, кого-то я отправляю изучать сексологию, потому что я не занимаюсь этим целенаправленно.

Или удалённые клиенты, с которыми я не могу, например, заниматься телесными практиками, а я вижу, что им очень это надо, необходимо. Тогда я им предлагаю поискать специалистов рядом с собой. Кого-то  приглашаю на свои групповые занятия, на телесную практику. Или к нам в театр.

Играть в театре психотерапевтично?

Я думаю, да. Считается, что сцена лечит. И я по себе знаю, что она даёт очень много жизни, ресурса.

danceofwords-kouching-karina-zinchenko-3
Фото Павла Тугаринова

Хотя кажется, что я отдаю на сцене, но вся предыдущая работа как раз о том, чтобы себя собрать. Такие процессы очень терапевтичны.

То есть кому-то ты могла бы и такой вариант посоветовать?

Да, я и советую. Я вообще всем советую идти и заниматься разными интересными штуками.

А кто чаще обращается к тебе, мужчины или женщины?

Чаще женщины. Примерно 2/3.

А какой возраст?

На коучинг — это, скорее, люди от 25 до 50.

Часто к тебе обращаются по рекомендации?

Конечно, так чаще всего. Это же работа с психикой, с человеком, с его внутренним миром. Тут важны рекомендации. Кто-то приходит ко мне через блог, потому что я очень много пишу о том, что думаю о жизни своей, о мире. И они читают и приходят.

У тебя достаточно откровенные статьи. Ты не боишься отпугнуть кого-то? Или напротив, это работает на привлечение?

Я не задаюсь целью кого-то привлечь или отпугнуть.

Я имею в виду именно клиентов.

Я не очень люблю современный маркетинг. Для меня он очень плоский. Вот это всё: нажать на больную точку, а потом нарисовать прекрасный волшебный будущий мир… Я просто пишу о том, что я думаю, и о том, как я воспринимаю этот мир. И на это приходят. Кто-то уходит. Кто-то отписывается, потому что это бывает жёстко. Но для меня важно, чтобы приходили те люди, которые очень заинтересованы, а не все подряд.

А это долго?

А как долго обычно продолжается работа? И можно ли сразу понять, займёт это 2-3 встречи или 20-30?

Чаще всего мне примерно понятно, какой объём работы предстоит. И с кем мы будем двигаться очень быстро, и каждая встреча будет большим скачком вперёд, а с кем мы будем двигаться постепенно.

С кем будем встречаться раз в месяц и делать вот такие небольшие шажки. Всё это норма, абсолютно здоровая история. Опять же, человек сам решает, сколько ему нужно сейчас.

Ты сообщаешь об этом сразу?

Нет, я предоставляю выбор клиенту, как он хочет двигаться.

Предлагаешь варианты?

Да, конечно, я предлагаю: мы можем с тобой встречаться раз в неделю, например, в течение 2 месяцев, если ты готов рвануть сейчас. Или можем встречаться раз в месяц, раз в полгода. Насколько комфортно. Если чувствуешь потребность, есть вопрос, приходишь с вопросом.

То есть это может быть ситуационная помощь? Если человек когда-то к тебе обратился, проработал с тобой какой-то вопрос, он может обратиться, когда возникнет другой вопрос.

Да, это часто в практике. У меня есть 2 варианта: один — длительный процесс, когда мы несколько месяцев (может, 2 или 3) работаем, потихоньку прорабатывая вопросы, не слишком надавливая, такой принцип постепенности; или можем сразу выстроить программу на 3 месяца (условно) и за это время достичь какого-то большого результата, сделать большой оборот. И другой вариант, когда мы встречаемся раз в неделю, раз в 2 недели или даже раз в месяц, чтобы прорабатывать отдельные вопросы.

Какой самый длительный контакт с клиентом был в твоей практике?

Самый длительный контакт… Хороший вопрос) Сейчас я вспоминаю. До полутора лет.

А можно решить вопрос за одну встречу?

Какие-то вопросы можно. У меня есть клиенты, которые приходили единожды, и после этого у них было всё хорошо. Они порой возвращаются через пару месяцев и говорят: «Я хочу ещё вот это».

Спасение утопающих — дело рук самих утопающих?

А может человек сам себе помочь? Может быть, он книжки почитает какие-нибудь по саморазвитию, их так много. По психологии что-нибудь прочтёт. Есть классика, есть популярная психология… Что скажешь?

Есть люди, которые сами себя построили. Прямо выстраивали себя, искали ответы самостоятельно. У кого банально не было денег на психологов. Да, читая книги, да, посещая какие-то тренинги. Помощь приходит, когда ты к ней открыт. Я не думаю, что каждый человек может это сделать, потому что для этого нужен какой-то бэкграунд. Чтобы человек был вообще способен самостоятельно себе помочь.

У меня был такой опыт и в детстве, и в юношестве, когда не было никакой помощи снаружи. Даже если я обращалась за ней, я этой помощи не получала, и мне нужно было добывать себе всё самостоятельно. Вытаскивала себя сама из очень-очень сложной истории, а потом уже, в более стабильном состоянии, более открытом к собственным возможностям я находила людей, которые дополняли мою картину, которые давали мне ответы.

Собственно, и в театр я попала точно так же. Я ещё не сказала, кроме того, что я лайф-коуч, я также практикую в 2х театрах: это театр Лены Кантиль (Вне Времени) и перформативный театр Поэма. Это современные экспериментальные проекты, в которых я добираю всего, чего мне не хватает, и в том числе каких-то смыслов, вдохновения, понимания, мировосприятия.

Каково это — быть коучем?

Есть ли какие-то вопросы-лидеры, с которыми к тебе чаще всего обращаются?

Это, наверное, сфера моих интересов, о которых я пишу в блоге. Чаще всего это отношения, собственное дело и дело, которое вдохновляет, может быть, хобби. Ощущение счастья и полноценности жизни.

Собственно, я пришла к коучингу за своими результатами. У меня было много вопросов, у меня была депрессия, я лежала ничком и не могла встать. Никакие психологи мне не могли помочь, и у меня было полное отвержение помощи снаружи. И мне интересно было тогда работать именно над своими отношениями с окружающим миром, мне интересно было найти собственный путь. Понять, зачем я тут. Зачем я живу, и что мне нужно принести в этот мир. У каждого есть своё предназначение, я в этом уверена, его только нужно обнаружить. И вот с этим я шла и искала везде-везде ответы.

Об этом я всё время и пишу, об этом я всё время говорю, и чаще всего ко мне приходят именно за этим. Как реализоваться в мире, в отношениях, в собственном деле, найти себя, обрести спокойствие и гармонию.

Это, должно быть, очень благодарный труд, ведь ты видишь результат, и люди приходят решать ещё какой-то вопрос. Ты чувствуешь удовлетворение?

Конечно, меня радуют результаты. Это ведь ещё и моя собственная работа над собой как над специалистом. Я расту вместе со своими клиентами, я учусь с ними быть ещё более внимательной, эмпатичной, более профессиональной. Мы вместе растём.

В то же время, эта деятельность должна быть очень энергозатратна. Вряд ли к тебе кто-то приходит рассказать, как он счастлив, скорее наоборот. Что тебя насыщает?

Действительно, работа с людьми — это трудозатратно, это эмоционально затратно, и нужно ограничивать количество клиентов. То есть я не могу принять 5 клиентов в день. И так каждый день всю неделю. Меня просто не хватит на это. Я берегу себя и я это транслирую — что нужно беречь себя, не нужно надламываться. Я работаю с супервизорами, прорабатываю с ними какие-то конфликтные вопросы. Восстанавливаюсь).

Удаётся ли тебе не залипать в проблему клиента? Когда сочувствуешь, и хочется помочь, и это может ощущаться, как своя боль. Удаётся от этого абстрагироваться? Просто помогать, но не входить в ситуацию. Понимаешь, о чём я?

Мне кажется, понимаю. Это очень интересный вопрос. Я предпочитаю контакт, взаимодействие. Не просто я где-то нависаю над человеком, его чиню, а это реальный контакт, который происходит с ним в жизни. Я сочувствую, мне иногда страшно от того, что говорит клиент, я это озвучиваю. Иногда я восторгаюсь и тоже это озвучиваю, потому что мне важен этот живой контакт. Чтобы человек настраивался на живое общение, на то, что он живой. И не просто пластиковым себя слепил, а именно научился быть…

…настоящим.

Да, живым. Быть открытым.

То есть ты не учитель с указкой, а сидишь с ним за одной партой. Просто ты больше знаешь.

Даже за круглым столом. Потому что это более чувствительные, наверное, встречи. Нет, я не учитель. Я не люблю учить, и я не люблю давать указания, советы и предпочитаю их не давать. Только в каких-то очень-очень крайних случаях. Скорее, это взаимодействие наравне.

Конечно, иногда я могу побыть старшим товарищем, когда это необходимо, взять на ручки, бывает и такое. Но чаще всего я стараюсь настроиться на такой контакт, чтобы мы были примерно на одном уровне. Да, у меня есть свой опыт, я вижу больше. Но я не хочу нависать.

А ты клиентам на сессиях приводишь примеры своих случаев или случаев из жизни других клиентов — не называя имён? Показываешь — а было вот так, похожая ситуация.

Из жизни клиентов не привожу, это всё-таки конфиденциальная информация, а свои личные примеры, если это уместно, да. Если я вижу, что человек готов сейчас услышать какую-то историю, я у него спрашиваю: «Хочешь, я тебе расскажу вот об этом?» И это бывает тоже очень полезно.

Как понять, что пора обратиться за помощью?

Как человеку понять, что ему пора обратиться за помощью? Как понять, что всё, вот на этом этапе он не справляется? Где эта точка?

Бывает, приходят с таким: или сейчас я пойду, или всё, больше никогда у меня не будет этого шанса. Меня, конечно, радует больше, когда человек немножко заранее предугадывает, что эта ситуация может привести его к плачевным результатам, и ему лучше сейчас пойти. Не ждать, когда грянет гром среди ясного неба, разверзнутся небеса, посыплется град…

Я сама такая. И раньше всегда ждала, когда конфликтная или сложная ситуация станет совершенно невыносимой, такой, что просто вот повеситься, и всё. Больше другого выхода нет. И мир отзывается на это обычно. Если человек ждёт знака… «Дай мне, мир, знак, пожалуйста, что мне уже пора». И тут случается какой-нибудь катарсис. И человек уже с костылями, на сломанных ногах идёт за помощью. Я всегда предупреждаю: «Ребята, не надо ждать. Если вы чувствуете, что что-то не так, и нужно немножко поднастоиться, идите и делайте что-нибудь».

То есть должна быть внутренняя потребность. А какая? Потребность обратиться за помощью? Или потребность что-то поменять? Ведь можно же подумать: «Ой, это всё ерунда, я сейчас пойду с подругами, с друзьями выпью, расскажу им, мы вместе погорюем, и завтра я буду как новенький».

Если это не помогает, в очередной раз сходили с друзьями погоревали, поругали бывших, начальника, из раза в раз это повторяется, а утром я встаю и еле-еле ползу на работу, наверное, что-то не так. Иногда это очень круто — пойти с друзьями, расслабиться, и всё, и больше ничего не нужно. Это действительно терапевтично. Если человек умеет с собой таким образом работать. Но если это повторяется, то что-то тут не то. Нужно какой-то другой путь избирать.

Хорошо, а как поймать? Вот что-то происходит… Тело может подсказывать?

Тело может подсказывать! Я очень за психосоматическое направление, потому что как мне кажется, тело очень много говорит. Опять же, мы телесные люди, нам тело не просто так дано, и оно реагирует на всё, что происходит с нами. Психика влияет на тело, и тело влияет на психику. И если человек начинает болеть, возможно, это указание на то, что что-то он в жизни делает не так. То есть это не обвинение, а такой маячок горит, говорит: «Хозяин, пожалуйста, давай как-то по-другому!».

А как ты относишься к теории, что если человек не реагирует на маленькие сигналы, то ему начинают всё больше и больше давать понять, могут происходить какие-то болезни, трагедии, чтобы он обратил на себя внимание? Веришь в это?

Я очень в это верю. Более того, я в этом убедилась. Я была какое-то время в браке, у меня двое детей, и ситуация в браке зашла в точку невозврата. Был такой жёсткий конфликт, что мы совершенно не видели выхода из него. Но мы не совершили осознанный шаг, когда нужно дистанцироваться или что-то ещё сделать, пойти к специалисту. Может, мы ждали, что что-то само разрешится. И у нас сгорел дом! Просто раз — и за 3 часа его не стало, мы остались без всего, что у нас было. С этого момента я поняла, что не нужно ждать, когда Вселенная даст…

…такой серьёзный знак.

Такой серьёзный знак, да. Мне кажется, что это ещё и работа психики: когда мы уже не способны привычным путём разрешить какой-то внутренний конфликт, то мы что-то делаем так, как-то воздействуем на мир и на окружение так, что это происходит.

Он так откликается на наши же действия?

Да. Да.

Как всё-таки в себе услышать, почувствовать первые сигналы к тому, что что-то не так, что что-то надо поменять? Это ведь очень тонко.

Если человек чувствует апатию, упадок сил, безволие, не ощущает радости от жизни, счастья, не чувствует, что желаемое реализовывается, его постоянно что-то угнетает — это один из маячков. Или, допустим, в бизнесе. Он хочет что-то сделать, но у него раз за разом не получается. И он опять же огорчается этим, он перестаёт верить в себя, верить в свою мечту, в собственные силы, это тоже может служить характерным признаком, что уже пора пойти и поработать.

Внимательно к себе нужно относиться.

Желательно да, всегда.

Большое спасибо за то, что так подробно осветила все вопросы. Хочется всем порекомендовать внимательно к себе прислушиваться, и если возникли какие-то подозрения, что пора получить помощь, то надо её получить.

Скажи, ведь если обратиться позднее, выйдет дороже? Потому что проблем накопится больше.

Абсолютно! Мало того, что специалисты становятся дороже — те, к которым хочется, и накапливаются проблемы. И тогда их дороже решать.

Всё просто, простейшая арифметика нам в помощь. Спасибо тебе большое.

Спасибо тебе!

Друзья, если вы хотите обратиться за помощью к Карине Зинченко, пожалуйста, напишите ей в Фейсбук: https://www.facebook.com/singdancemove

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s