Несвоевременное платье

— Прости, детка, твоё платье не будет готово завтра. Я не успеваю.

— Да ты с ума сошла! У меня свадьба послезавтра!

danceofwords-nesvoevremennoje-platje

— Поэтому я и пишу тебе сейчас. За завтрашний день успеешь купить другое. А это я дошью, конечно. Наденешь его потом на корпоратив. Или на день рождения.

— У меня свадьба! Ты понимаешь? Может, ты всё-таки постараешься? Успеешь?

— Нет, детка, я прикинула – там работы на неделю.

— На неделю? У тебя было четыре месяца! Да месяц назад на примерке всё было почти готово!

— Там сложная отделка. Да что объяснять. Не успею, прости.

Меня трясло от возмущения. Как она могла, она же знала! И времени у неё действительно было полно. А внутри шевелилось противное ощущение: ведь я подозревала, что случится нечто подобное. Ещё первая встреча с ней должна была меня насторожить.

***

Лада ждала меня у выхода из метро. У неё были короткие рыжие волосы; филигранная татуировка какого-то вьющегося растения начиналась на щеке напротив уха и спускалась по шее в вырез фиолетового платья. За два дня до встречи мы говорили по скайпу, и тогда Лада была очень светлой блондинкой! Мы шли через парк к магазину тканей, и я рассказывала, какое платье хочу: простое, лаконичное, минимум украшений. Я ведь уже не девочка, чтобы рядиться в пышное. Она вдруг остановилась, развернула меня к себе и спросила:

— А сколько тебе лет?

— Тридцать.

И этот быстрый переход на «ты», и бесцеремонный жест меня шокировали. А Лада плюхнулась на ближайшую лавочку, достала планшет из кожаного рюкзака цвета золота и начала показывать мне модели платьев, которые видит на мне. Всё это настолько не вязалось с моим собственным представлением, что поначалу я никак не могла включиться и замечала только множество мелких трещинок на экране планшета и капли воды, которые на него попадали – Лада села на скамейку, ближайшую к фонтану.

Но вдруг это действо меня захватило! Последний раз я так себя чувствовала в школьном театральном кружке, когда мы придумывали костюмы к постановкам. Жаль, родители решили, что этот кружок мне ничего не даёт, и лучше заняться английским. Правда, английский я так и не выучила.

Фасон мы выбрали весьма экстравагантный – с глубоким вырезом на спине и неровной линией низа. Купили ткань – шёлк тыквенного цвета, я такой никогда и не носила. Потом отправились снимать мерки к Ладе домой. Она жила в малюсенькой однушке. Половину комнаты занимал шкаф-купе, где лежали отрезы тканей, и висела на вешалках готовая, наполовину готовая и только раскроенная одежда. От пестроты и яркости материала глазам стало больно. Вторая половина комнаты была поделена между кроватью и рабочим столом. На единственном свободном участке пола стоял манекен. Лада убрала его в шкаф, чтобы мне было, где встать. Внезапно я осознала, сколько у неё заказов и клиентов.

Я приезжала к Ладе ещё дважды – на примерки, и каждый раз платье было всё ближе к тому, что она нарисовала в тот день на лавочке у фонтана. Я была уверена: сошьёт! Успеет. И вдруг такое.

***

Меня воспитывали серьёзным человеком, способным преодолевать трудности. Поэтому я постаралась успокоиться и начать действовать. Вечер четверга, свадьба в субботу. Что можно сделать?

Родителям я ничего говорить не стала. Не хотелось в очередной раз слышать, что я чего-то не учла, не предусмотрела, что сама виновата во всём. Я создала чат в WhatsApp и назвала его Help! Пригласила только самых близких: старшего брата, двоюродную сестру и двух подруг, Свету и Валю. Описала ситуацию, стараясь обойтись без эмоций, попросила совета и помощи. Сергею я тоже ничего не сказала.

Подруги были готовы завтра ехать со мной по магазинам. Двоюродная сестра предложила своё выпускное платье, а жена брата – своё свадебное. Вот только успеют ли его доставить из Питера в Москву всего за сутки? Вряд ли.

Пятница была долгой и трудной. Слава Богу, я заранее взяла отгул. Утром поехала на работу к двоюродной сестре – примерять её выпускное платье. Сидело оно хорошо, но оказалось слишком коротким. Правда, её коллеги, воспитательницы и нянечки в детском саду, твердили, что у меня красивые ноги, и прятать их рано. Но я сочла, что это не совсем прилично для невесты.

Потом встретилась с подругами, и мы поехали по свадебным салонам. Я чётко знала, чего хочу, да и размер у меня вполне стандартный, казалось, что-нибудь обязательно найдётся. Но только в пятом по счёту магазине мне предложили подходящее платье: до колен, с длинными рукавами и небольшим вырезом, без камней, рюшей и блёсток. Достойное платье.

Девчонки, казалось, были разочарованы таким выбором. Света пыталась обратить моё внимание на длинные платья в греческом стиле, а Валя – на пышные, но я стояла на своём.

Купив платье, мы зашли в кафе, но на радость не осталось сил. И почему в кино покупка свадебного платья – это всегда какой-то нереальный аттракцион?

По дороге домой я подумала: «Наверное, даже хорошо, что у меня не будет того экстравагантного платья. Как отреагировали бы на него родители, Сергей и гости?» А может, я только успокаивала себя.

***

Полгода спустя мы с Сергеем расстались. Родителям я сказала только через месяц, когда мы подали заявление на развод. Я решила не сообщать такую новость по телефону и приехала к ним. Я знала, что услышу: что опять не справилась, не была достаточно хорошей женой, а ведь Сергей – единственный, кто захотел на мне жениться. Я знала, что не буду пересказывать им слова Сергея о том, как его достали мои вечные придирки, правила и то, что я умею действовать только по плану. Я чувствовала, что не оправдала их надежд. Хуже было другое: мои надежды тоже не оправдались.

Выйдя от родителей, я позвонила подругам и позвала к себе. Я так устала быть собранной, уверенной, устала делать вид, что у меня всё хорошо; мне хотелось пожаловаться, даже, может, поплакать. Мы не спали до рассвета. Правда, летние рассветы ранние. Света с Валей составили шуточный план моей реабилитации, и первые пункты там были – театральная студия и курсы английского.

Действия по плану всегда были моей сильной стороной. Пусть даже план шуточный. Прямо за завтраком я начала искать то и другое поблизости от дома или работы. Потом принялась звонить и узнавать условия. Я была настойчива, и уже на следующий день меня ждали на тестировании в языковом центре, после которого определили в группу английского. С театральной студией оказалось сложнее, в основном попадались детские. Я расширила географический район поиска и нашла волонтёрскую команду, которая выступала в детдомах, домах престарелых и хосписах. Это было немного не то, что я хотела, но я решила всё же сходить к ним.

Оказалось, что с волонтёрами занимается самый настоящий профессиональный режиссёр. Правда, других профессионалов не было, каждый делал там то, что умел. Я застала кусочек репетиции, и меня захватило! Рассказала о себе, о том, что когда-то занималась. Меня пригласили на следующую репетицию и обещали дать какую-нибудь роль.

— Будешь в сказке о 12 месяцах играть злую принцессу! – Такими словами встретил меня режиссёр на следующей репетиции. – Только тебе нужно какое-нибудь необычное платье. Яркое, длинное. Наверняка у тебя что-нибудь такое есть.

Откуда? – хотелось спросить мне. Но я промолчала. Я вспомнила Ладу и неудавшуюся попытку сшить свадебное платье. Несколько дней я гоняла в голове мысли об этом платье и намеревалась написать портнихе. Но всё стеснялась, что ли. Не хотела вспоминать это дурацкое замужество, рассказывать о нём. Гордиться-то было нечем.

***

 — Детка, ты планируешь забирать своё платье? Оно давно готово, куда ты пропала? Когда можешь приехать?

Лада часто шила по ночам, поэтому сообщение я прочитала утром, проснувшись от будильника. И поехала за платьем в тот же день. Лада теперь была брюнеткой, волосы немного отросли и имели живописно-беспорядочный вид. Шкаф-купе был всё так же заполнен готовой и едва начатой одеждой, гладильная доска, кое-как втиснутая в прихожей, завалена лоскутками. Лада протянула мне платье.

Только это было не платье. Это была мечта. Причём не моя, я так вдохновенно никогда не мечтала. Даже в детстве. И я никогда, никогда не выглядела такой красавицей! Как оно отличалось от всего, что я когда-либо носила! Лада упаковала платье, и я, неся его как свою самую большую драгоценность, отправилась на английский.

Я ожидала, что кто-то из женщин в группе спросит меня, что в свёртке. Но почему-то это сделал Максим. Мы с ним раньше даже не разговаривали, только здоровались, и вдруг…

Спектакль «12 месяцев» имел большой успех во всех детских домах, куда мы его привозили. Но платье тыквенного цвета на сцене не появилось. Оно понадобилось мне для другого события. Для свадьбы.

 

Другие мои истории и стихи живут в рубрике ТВОРЧЕСТВО

Несвоевременное платье: 2 комментария

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s